Orthomed.ru

"Родить врачам назло!"

| 30/01/2009 06:37:26 |

http://miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=68&id=8683
Родить врачам назло!
Материал журнала "Собеседник"


Год семьи, материнский капитал, улыбающиеся с рекламных плакатов детские лица – все ради того, чтобы женщины рожали. Но, оказывается, общество готово одобрить решение родить ребенка, только если вы молоды. А если нет? Читинский корреспондент журнала «Собеседник» Марина Метелева, ставшая в Год семьи мамой, решилась рассказать, с чем сталкивается в реальности беременная женщина, которой за 40.

«Выкидыш в вашем возрасте – к лучшему»

Самые вкусные ягоды – поздние, чудом сохранившиеся на почти голых ветках. Никогда не думала, что сама стану такой веточкой, а мой второй ребенок – драгоценной ягодкой.

Современная медицина поздними считает роды после 35 лет. Таких сейчас почти втрое больше, чем 20 лет назад. Кому-то хотелось сделать карьеру, обзавестись своим углом. Кого-то, как меня, удерживали проблемы со здоровьем.

– Ну что вы, милочка, с вашими диагнозами в 41 не то что родить – забеременеть не удастся! – уверяла меня врач областного диагностического центра, тыкая пальцем в монитор аппарата УЗИ.

Надежда на второго ребенка таяла с каждым годом. Потом я снова вышла замуж. Мои всхлипы по поводу невозможности забеременеть муж воспринял спокойно: «Посмотрим». «Смотрели» мы активно: сдавали анализы, отказались от алкоголя, он бросил курить, пили таблетки. Две долгожданные полоски тест на беременность показал 1 апреля. Я не поверила – День смеха все-таки. Лишь на пятом тесте поняла: это случилось. Близкие волновались: «Как же твое больное сердце и почки?» Лучше всех меня успокоила подруга Вика – тоже забеременела.

Из женской консультации Вику выслали: «Вы, женщина, дождитесь хотя бы 7–8 недель. На вас время потратишь, а потом у вас выкидыш случится, и все коту под хвост…» Я так долго ждать не могла, пошла к знакомому гинекологу.

– Испытания впереди нешуточные, – предупредил он. – Но все решаемо.

Оказалось, предупреждал он не зря. На 8-й неделе беременности начались первые осложнения. В консультации дали направление в отделение патологии беременных роддома №2.

– Угроза выкидыша, но в вашем возрасте это, наверное, к лучшему, – огорошил дежурный врач. – Возрастные дамочки думают, что у них климакс наступил, а потом «климакс» начинает шевелиться. Не переживайте, мы вам поможем избавиться от последствий выкидыша.

Когда вернулся дар речи, я пошла прямиком к заведующей отделением…

Я обещала заявить в прокуратуру, что меня подстрекают к аборту.

Перед выпиской нашу палату попросили переехать в соседнюю – для абортниц, где только что сделали ремонт. Чтобы быстрее выветрился запах краски, медперсонал устраивал постоянные сквозняки. В конце концов меня с высокой температурой и обострением пиелонефрита на скорой увезли в нефрологическое отделение областной больницы.
Там у моей кровати собрались люди в белых халатах.

– Марина Васильевна, это члены консилиума, на который мы приглашаем всех беременных, – пояснила заведующая нефрологией. – Тут лучшие специалисты больницы, они определят, можно ли вам рожать.

Строгая гинеколог, «как специалист с 30-летним стажем», посоветовала аборт:

– Зачем в таком возрасте рисковать? Вы же можете умереть в родах, могут почки отказать, даже если выносите ребенка. Такие безответственные мамочки повышают нам уровень материнской смертности!

Комиссия ретировалась аккурат на моем обещании заявить в прокуратуру, что меня подстрекают к убийству детей.

УЗИ между тем показывало уже настоящего человечка. Мне казалось, что его ручки и ножки шевелятся специально для меня – мол, привет, мама, скоро увидимся.

«Беременная? Я тоже больной!»

Потом выяснилось, что опять нужно лечить почки. Снова больница! И чтобы в нее попасть, надо взять направление в поликлинике. Для Читы в разгар лета это как взять Бастилию. Толпы пенсионеров, мучающихся от 35-градусной жары, осаждали единственного терапевта, не ушедшего в отпуск.

– Беременная? Я тоже больной. – Бодрый старичок отпихивал меня от двери кабинета. – Раз можете рожать, значит, и в очереди посидите!

Месяц у добрых нефрологов на 9-м этаже клинической больницы пролетел незаметно. Еще месяц повезло побыть дома. Потом началось нечто неприятное с красивым названием «многоводие», и я попала в новый краевой перинатальный центр. Коллеги в заметках восхваляли тамошнюю аппаратуру для новорожденных, новые стены, не захваченные многолетним стафилококком, высокопрофессиональный коллектив. Хотелось, чтобы маленький родился именно здесь. Но не в 32 недели!

Пока угроза жизни малыша не пропала, каждый день казался, как два. На УЗИ ребенок никак не хотел показывать, какого он пола. Поэтому в магазине мы покупали не голубое и розовое, а желтое и зеленое. Муж шутил: «Будет экологом». Мы уже знали, когда будем отмечать день его рождения: на 2 декабря назначили кесарево сечение.

– Вы на кесарево? Халат снимайте. – Анестезиолог с ходу спросила про возраст: – 41? Вам что, 250 тысяч заработать захотелось? И не жалко людям своего здоровья. Даем общий наркоз.

И почти сразу:

– Просыпаемся, Марина!

Там же, в реанимации, я впервые увидела свою дочку.

Я действительно получила сертификат на материнский капитал. Он оказался юбилейным – 9-тысячным в Забайкалье. В тот же день с мужем прочитали в Интернете про исследование, проведенное в Великобритании. Там сохранились записи о 13 тысячах женщин, живших с 1740 по 1875 год. Ученые сравнили даты рождения детей и возраст рожениц. Те, кто обзавелся первым ребенком в позднем возрасте, жили почти на 15 лет дольше. Хорошее утешение для нас, 40-летних беременных, вызывающих у общества такое неприкрытое раздражение. Но не это главное.